Что это за психотерапия? (Хорхе Букай)

Цель психотерапии – понять, что с тобой происходит каждую минуту. Эта терапия нужна для того, чтобы разорвать твои маски и выпустить на свободу тебя настоящего.

Эта терапия в какой-то степени уникальна и не поддается описанию, потому что в ее основе два уникальных и неподдающихся описанию человека: ты и я. Два человека которые договорились обращать больше внимания на процесс духовного роста одного из них, а именно тебя.

Эта терапия никого не излечивает, она признает, что способна только помочь некоторым людям излечить самих себя. Эта терапия не стремится вызвать никакую реакцию, а действует как катализатор, ускоряющий процесс, который так или иначе все равно бы произошел, рано или поздно, с терапией или без.

Эта терапия, по крайней мере, с этим терапевтом, раз от разу все больше похожа на процесс обучения. И, в конце концов, эта терапия придает больше значения чувствам, а не мыслям, действиям, а не планам, бытию, а не обладанию и настоящему, а не прошлому или будущему.

Психотерапевтическую вселенную, насколько я знаю, населяют двести пятьдесят форм психотерапии, отражающих примерно столько же философских учений. Эти школы различаются по концепции, по форме или по подходу. Но, думаю, все мы стремимся к одной цели: повысить качество жизни клиента. Наверно, единственное, в чем мы не сходимся,  – это в трактовке каждым психотерапевтом понятии «повышение качества жизни клиента».

Эти двести пятьдесят школ можно было бы разделить на три больших направления, в зависимости от подхода каждой психотерапевтической модели к исследованиям проблематики клиента. Первое – это школы, центром внимания которых является прошлое. Второе изучает будущее. А третье – настоящее.

Первая группа, далеко не самая многочисленная, объединяет все школы, рассматривающие ( или дающие впечатление рассматривающих) невротика как человека, однажды, давно, еще в детстве, попавшего в трудную ситуацию и с тех пор расплачивающегося за ее последствия. Поэтому задача психотерапевта состоит в том, чтобы восстановить все воспоминания из прошлой жизни клиента и найти ситуации, вызвавшие невроз. Поскольку эти воспоминания, по мнению психоаналитиков, «вытеснены» в подсознание, нужно покопаться внутри, в поисках «погребенных» там фактов.

Самый яркий пример такой модели  – это ортодоксальный психоанализ. Чтобы легче распознавать такие школы, я говорю, что они задают вопрос «Почему?»

По-моему, многие психоаналитики считают, что стоит лишь найти причину – и весь механизм заработает правильно. Конечно, только в том случае, если клиент поймет, почему он делает то, что делает, если осознает неосознанное.

Психоанализ, если самую распространенную из этих школ, как и любая вещь, имеет свои недостатки и преимущества.

Основное преимущество состоит в том, что не существует, или мне кажется, что не существует,  – другой терапевтической модели, так глубоко проникающей в сами внутренние процессы. Никакая другая модель не поможет достичь такого уровня самопознания, как это позволяют сделать фрейдистские техники.

Что касается недостатков, то у них их два.

С одной стороны – слишком долгий процесс, что делает эту терапию утомительной и неэкономной, я имею в виду не только деньги. Один психоаналитик сказал мне, что с момента начала лечения пациент должен посвящать терапии третью часть своей жизни. С другой стороны – сомнительная эффективность. Лично я не верю, что можно достичь уровня самопознания, достаточного для изменения своей жизни, нездорового отношения к чему-либо или устранения причины, приведшей человека на прием к терапевту.

Полной противоположностью, по моему мнению, являются психотерапевтические школы, изучающие будущее. Это направление, очень модное сейчас, кратко можно охарактеризовать так: проблема состоит в том, что поведение клиента не ведет к достижению стоящих пред ним целей. Но совсем не нужно, ни разбираться, почему это с ним происходит – это само собой разумеется, ни глубоко изучать страдающую личность. Главная задача – добиться, чтобы клиент, преодолев свои страхи, добрался до намеченной им цели или достиг желаемого, сделав тем самым свою жизнь более продуктивной и позитивной.

Это направление, представленное в основном поведенческой психотерапией (бихевиоризмом), выдвигает идею, что новым моделям поведения можно научиться только постепенно, но что клиент вряд ли отважится без помощи, поддержки и руководства со стороны. Эту помощь лучше всего может оказать профессионал, который укажет ему наиболее приемлемые  способы поведения, даст ему подробные рекомендации и будет сопровождать пациента в этом процессе адаптации к здоровому образу жизни.

Основной вопрос, которым задаются терапевты этой школы,  не «почему?», а «как?» То есть, как достичь поставленной цели?

У этой школы также есть плюсы и минусы. Первый плюс – невероятная эффективность, а второй – быстрота. Некоторые американские необихевиористы говорят о достижении психотерапевтического результата за один-пять сеансов. Самый очевидный минус, по-моему, – это поверхностность: клиенту не удается ни разобраться в себе, ни обнаружить свои скрытые ресурсы, и поэтому он ограничивается решением только той проблемы, которая привела его на прием, находясь в очень тесной зависимости от своего психотерапевта. Здесь вроде нет ничего плохого, но это не позволяет клиенту вступить в необходимое взаимодействие с самим собой.

Третье направление с исторической точки зрения самое молодое из трех. Его образуют все терапевтические школы, занимающиеся настоящим. ( Позитивная психотерапия также сюда относится:)

В целом мы исходим из того, что не нужно ни исследовать природу страданий, ни рекомендовать, как их избежать. Скорее, наша главная задача – установить, что происходит с клиентом, пришедшим на прием, и зачем ему это нужно.

Это направление также имеет свои преимущества и недостатки.

Если сравнивать, то это не такая длительная терапия, как психоанализ, но и не такая короткая, как бихевиоризм. Такой вид терапии длится от шести месяцев до двух лет. Не отличаясь ортодоксальной углубленностью, эта терапия, по моему мнению, вырабатывает у пациентов немалую дозу самопонимания и хороший уровень владения своими внутренними ресурсами.

С другой стороны, хотя она способна ускорить процесс установления связи с окружающей действительностью, опасность состоит в том, что у клиентов, пусть даже на короткий срок, появляется пофигистки легкое отношение к жизни. По принципу «один раз живем». А это не имеет ничего общего с выдвигаемой этими школами идеей «настоящего», которая зачастую включает в себя как опыт, так и планы на будущее.

Есть очень старый анегдот, могущий послужить иллюстрацией к этим трем течениям.

Один человек страдает энкопрзом (а если по-русски, то он какается). Он идёт к врачу, тот не находит никаких физиологических причин его заболевания и советует ему обратиться к психотерапевту.

В первом случае это ортодоксальный психоаналитик.

Через пять лет этот человек встречается с другом.

- Привет! Как твоя психотерапия?
- Потрясающе! – отвечает человек в полном восторге.
- И ты больше не какаешься?
- Знаешь, какаться-то я какаюсь, но теперь я знаю, почему я это делаю!

Во втором случае это бихевиорист.

Через пять дней человек встречает своего друга.
- Привет! Как твоя психотерапия?
- Гениально! – отвечает человек в полном восторге.
- И ты больше не какаешься?
- Знаешь, какаться-то я какаюсь, но теперь я ношу резиновые трусы!

В третьем случае это гештальт-терапевт.

Через пять месяцев человек встречает друга.
- Привет! Как твоя психотерапия?
- Чудесно! – отвечает человек в полном восторге.
- И ты больше не какаешься?
- Знаешь, какаться-то я какаюсь, но теперь мне на это наплевать!

Из книги « Я хочу рассказать вам о…» Хорхе Букай

Вы можете следить за комментариями с помощью RSS 2.0-ленты. В можете оставить комментарий, или Трекбэк с вашего сайта.
Оставить комментарий