Партнерство в браке и воспитание в детстве. Какие взаимосвязи? Н. Пезешкиан

Может кому-то не понравится то, что мы рас­сматриваем проблемы воспитания в одной плоскости с проблемами партнерства, брака и межличностных отношений. Когда мы стали думать о том, допустимо ли вообще подобное сопоставле­ние, мы пришли к признанию неизбежной необходимости отка­заться от узкого взгляда на воспитание только как на процесс влияния родителей на ребенка. Во всех формах взаимного влияния людей друг на друга, а также в процессе формирования установок, ожиданий и устранения конфликтов мы снова и снова обнаружи­вали основные принципы воспитания: не только родители воспи­тывают детей, но и формы поведения детей оказывают воспита­тельное воздействие в противоположном направлении.

Поведение родителей было в свое время сформировано их собственным воспитанием. Сходную картину мы наблюдаем и в партнерских отно­шениях. Стойкий интерес друг к другу, общие цели и, в любом случае, эмоции характеризуют партнерство вообще, которым в этой трактовке являются и отношения родителей и ребенка. Сим­патия или неприязнь, которые формируются в результате парт­нерства, зависят не только от разумности решений или обоснован­ности установок: весь опыт, который человек накопил с начала своего существования и который он отчасти позаимствовал из культурных традиций, накладывает отпечаток на его ощущения, чувства, установки, ожидания и мысли.

Так как каждый из нас связан со своей собственной «сферой воспитания», то очень часто ожидания, направленные на другого человека, не сбываются и люди, как бы говоря на разных языках, в конце концов начинают ненавидеть друг друга. Если эти выводы о партнерстве перенести на всю сферу социальных отношений, куда относятся также взаимоотношения групп, народов, наций и куль­тур, то можно было бы взять на себя смелость и разработать общественную теорию, которая наряду с экономическими проблемами выдвигала бы на первый план и трудности взаимодействия.

Конфликты не возникают, как гром среди ясного неба, у них своя собственная история. Пытаясь их предотвратить, мы с надеж­дой обращаем свой взгляд на перевоспитание и пытаемся устра­нить готовность к конфликтам путем «довоспитания». Институтами, которые отвечают за перевоспитание, являются как психотерапев­тическая, так и консультационная помощь. Однако эти институты могут выполнять свою задачу лишь в том случае, если не ограничи­ваются только отношениями между психотерапевтом и клиентом. Для того чтобы перевоспитание было наиболее эффективным, не­обходимо участие самих клиентов в этом процессе.

Таким образом, воспитание и перевоспитание не ограничивают­ся только воспитанием детей, а касаются общих вопросов жизни человека в социуме. Перечислим лишь некоторые из этих вопросов.

  • Каким образом я научился ненавидеть?
  • Как получилось, что я терпеть не могу именно этого человека?
  • Почему именно эта черта характера моего мужа (моей жены) заставляет меня лезть на стенку?
  • Почему этот поступок моего мужа (моей жены) так разозлил меня, в то время как тот же поступок другого человека меня не задевает?
  • Почему мой ребенок довел меня до бешенства?

Воспитание — это процесс выяснения разногласий, который охватывает различные уровни общения и множество участников. На переднем плане стоят, несомненно, взаимоотношения между родителями и ребенком, которые зависят от выяснения разногласий между родителями относительно их представлений о воспита­нии; от отношений родителей друг с другом и с обществом; от влияния социальных учреждений.

Воспитание — это дело не только родителей, но всех людей, которые тем или иным образом участвуют в коммуникации и оказывают длительное воздействие. Вместе с общественными изменениями идет изменение привыч­ных стилей и содержания воспитательного процесса. Возможности и направления развития человека в наше время значительно расши­рились. Но ситуация большего количества возможностей все чаще превращается в ситуацию все большей неуверенности родителей, учителей и воспитателей. Родители ведут себя по-разному: одни действуют осмотрительно, другие все время колеблются, третьи из чувства протеста проявляют провокационную самоуверенность.

Примеры

«Когда я вечером прихожу домой,— рассказывает один отец,— дети уже в постели. Если они сразу же не засыпают и мешают мне, я даю им шлепок по заду, и тогда наступает тишина. Моя жена наконец признала, насколько хорош этот старый метод».

«Я не бью своих детей,— делится своим опытом другой,— этого больше нельзя делать. Мы ведь современные люди. Я купил своим детям собаку, с которой они играют по вечерам. Им с ней очень весело, и они берут ее с собой в спальню. Они так заняты собакой, что мы целый вечер свободны от них. В конце концов, я ведь имею право спокойно отдыхать, если целый день занят на работе».

Термины «авторитарный», «разрешающий» и «антиавторитар­ный», относящиеся к различным стилям воспитания, не исключают того, что каждый человек имеет свои собственные, особенные методы воспитания, которые к тому же обусловлены конкретной ситуацией. Мы имеем дело с плюрализмом стилей воспитания. Таким образом, недостатка в методах воспитания нет, однако существует недостаточно критериев для оценки уместности мето­да в той или иной ситуации.

Из книги Н. Пезешкиан «Психотерапия повседневной жизни», — СПб.: Речь, 2002

Похожие статьи:

Что такое “самопомощь” в психотерапии. Носсрат Пезешкиан

Роль самопомощи в воспитании детей. Носсрат Пезешкиан

Как возник дифференциальный анализ? Носсрат Пезешкиан

Зачем нужны примеры из реальной жизни, притчи и мифы. Носсрат Пезешкиан

Три концепции дифференционального анализа. Носсрат Пезешкиан

Различия медицинской и психологической психотерапии

Конфликтоцентрированность позитивной психотерапии. Носсрат Пезешкиан

Партнерство в браке и воспитание в детстве. Какие взаимосвязи? Н. Пезешкиан

Вы можете следить за комментариями с помощью RSS 2.0-ленты. В можете оставить комментарий, или Трекбэк с вашего сайта.
Оставить комментарий